• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: opus novum (список заголовков)
18:27 

Чтобы не забыть, как держать ручку...

Nolite conformari huic saeculo (Rom. 12, 2)
Твердь. Этюд


Иннокентий Пещерский привычным движением поправил фильтрующую маску и шагнул за порог. Фонтанчики бежевой пыли взметнулись из-под ботинок и опали, не оставляя следов на шелковистой ткани комбинезона. Пыли на Тверди было великое множество и разнообразие. Порой казалось, что этот усталый мир стремится рассыпаться на мельчайшие частицы, но неведомая сила пока еще удерживает его. Каждое утро роботы вычищали площадку Академгородка, но уже к полудню ветер успевал нанести с гребня Тихого кратера несколько тонн «свежей», как здесь говорили, пыли. Из-за этого приходилось постоянно ходить в респираторе, а в особо ветреные дни – и в очках. Когда-то, до Потери Связи, всерьез рассматривался проект стеклянного купола над Академгородком, но материалы так и не завезли. А теперь завозить было уже неоткуда.
Все та же пыль, а отнюдь не капельки воды, как в иных мирах, создавала в небе мягкую дымку, скрывавшую от глаз огромное багровое Светило, носившее весьма непоэтическое имя RGA-75538. Назвать его как-то по-другому было лень, да и не всегда жители поверхности соотносили мягкий розово-золотистый «вечный закат» Тверди с этим жутковатым красным гигантом. Персонал орбитальной станции «Цитадель» часто от нечего делать придумывал светилу разные прозвища, но ни одно из них так и не прижилось.
Пещерский снял с пояса светящийся жезл и прислушался. Было тихо. По гребню кратера изредка пробегали маленькие смерчи, сдувая вниз вездесущую пыль. Иннокентий оглянулся на дом. Окна камбуза светились желто-оранжевым, размытые блики от них играли на матовых стеклах купола оранжереи.
Хронометр пискнул один раз. Небо постепенно окрашивалось в лиловый. На крышах домиков понемногу начали зажигаться огни опознавательных маяков. Белый парус Координационного центра потускнел, на нем уже отчетливо выделялись ряды освещенных окон.
Хронометр пропищал два раза, и со стороны гребня послышался гул двигателей. Иннокентий надел защитные очки и включил жезл.
Пузатый антиграв-рефрижератор, вздымая тучи пыли, выбрался из-за гребня и нырнул в долину, подслеповато помаргивая проблесковыми огоньками. Пещерский приветливо помахал роботу жезлом и шагнул в сторону, помня о погрешности позиционирования. Антиграв с усталым вздохом опустился на площадку. Люк в его борту открылся, и оттуда выехал покрытый инеем контейнер со льдом. Иннокентий передвинул контейнер с аппарели на стоявший рядом транспортер. Рефрижератор захлопнул люк и, ворча силовой установкой поднялся в воздух. Ему предстояло доставить суточный запас питьевой воды еще в 26 домов.
Пещерский включил транспортер. Небо посерело, размывая очертания гребня Тихого кратера. Где-то верещали скальные крысы. Сияли опознавательные гирлянды Университета и Координационного центра. День подошел к концу.

@темы: opus novum

16:10 

Проба пера

Nolite conformari huic saeculo (Rom. 12, 2)
Дератизация

Грузовик сердито ворчал, то и дело подпрыгивая на ухабах. Нгуен Гань Хо включил хронометр: 7.30. По его подсчетам уже пора было трижды доехать до цели, но Юрген снова выбрал «кратчайший» путь, а потому можно было еще раз проверить функции экзоскелета. А потом еще раз. Пока не надоест, или пока не довезут.
- Нгуен! – раздался из темноты голос Яна Вернигоры. – На чье благо мы сегодня трудимся?
- Вождя Большой Тыквы, - ответил командир наемников, выключая хронометр.
- На бочколюда? – изумился Ян. – Ты, вероятно, шутишь…
- Я серьезен, как никогда. Тыква пообещал Вацлаву Гнедличке, что откочует всем стойбищем на запад и перестанет тревожить лагерь, если мы пришибем это их лесное чудище. Ну и, конечно, тушу можно продать санитарам для опытов.
- А как оно вообще выглядит?
- Не видел. Говорят, что-то здоровое, серое, и отравленные колючки ему нипочем. Поэтому на всякий случай готовьте ракеты. Не заработаем на туше, так хоть избавимся от Большой Тыквы с его чудесным народцем.
Грузовик громко фыркнул и остановился. Три глухих удара в переборку дали понять, что Юргену надоело играть в дальнобойщика.
- Первое трио на выход! – скомандовал Нгуен. – Биосканеры включить!
- Есть! – отозвался Вернигора. – Аксель, Илья – за мной!
Дверь кунга с грохотом распахнулась, и внутрь ворвался сноп ослепительного после полной темноты света.
- Юкио, Карлос – за мной! – бросил Хо, опуская блистер-шлем.
Сервомоторы зажужжали, откликаясь на мысленный приказ хозяина, и экзоскелет устремился к выходу. Впереди, перепрыгивая через заросли кустарника, продвигались вглубь леса бойцы первой тройки.
- Соблюдать дистанцию визуального контакта! Биосканеры – активный режим!
- Есть!
Сзади из грузовика, завывая приводными электродвигателями, выползали роботы-часовые.
«Надо бы прикупить еще летучих», - подумал Нгуен. Монотонный шум сервоприводов убаюкивал. «Самое страшно для пилота экзоскелета – почувствовать себя неуязвимым», - говорил отец.
- Что видно, Карлос? – спросил Хо, чтобы не заснуть.
- Высокий уровень интерференции. Что-то, похожее на цель, в километре к югу. Но это может быть обычный панцирный кабан.
- Понял… Где логово?
- Ну, это тебе лучше знать!
- И правда, - Нгуен вызвал на блистер карту, - полтора километра к юго-юго западу, на 10 часов в смысле.
- Засядем там, или будем прочесывать?
- Сидеть нудно, бродить долго… Сначала дойдем, если там пусто – будем думать.
На некоторое время в эфире повисла тишина. Мерно гудели сервомоторы, глухо позвякивали шарниры, отмеряя шаг. Раз-два, раз-два… Раз сосна, два сосна…
- Шеф, ты здесь? – нарушил плавное течение мысли командира Илья Васин.
- Я не сплю, - отозвался Хо.
- У меня чувство такое, что в спину кто-то пялится, а на сканере пусто.
- Ясно, - проворчал Нгуен, - Датчики движения включить!
Резкая трель датчика разогнала дремоту. Красная точка врага на тактической карте замерцала, стремительно приближаясь к экзоскелету замыкающего.
- Карлос, сзади! – предупредил Хо, переводя оружие в боевой режим.
Мохнатая тварь выскочила из-за кустов полукувырком, сбивая прицел. Замыкающий секунду помедлил, но когда хищник прыгнул, стремительно развернулся, вкладывая двойной импульс в могучий удар схватом манипулятора в челюсть. Зубы зверя звонко щелкнули.
- Огонь! – крикнул Нгуен.
Вовремя сработавшие фильтры заглушили шум канонады. Похожий на волка-переростка зверь коротко взвыл, и затих.
- Все? – спросил Ян.
- Наверное, - процедил Хо, – но держите его на мушке, на всякий случай.
- Шеф, а собака-то в ошейнике! – подал голос Аксель Пирволяйнен.
Нгуен прищурился. На звере действительно красовался потертый ошейник из медных пластин. На одной из них были выгравированы изображение черного полумесяца и литеры незнакомого алфавита.
- Как бы песика не звали, но хозяин у него – Тусклый мастер, - мрачно произнес Хо, - Вацлав будет просто ужасающе рад.
- Зато санитары дадут вдвое, - заметил Ян, - так что, будем к логову идти? Я бы уже не ходил, даже если там еще есть. Можно хозяина ненароком вытралить.
- Соображаешь, - криво усмехнулся Нген, - берем трофей в охапку – и к грузовику. Чем скорее мы поставим лагерь на уши, тем лучше. И вождю, как это ни прискорбно, пока лучше пустить корни.
- Надеюсь, животное просто сбежало из вивария, - пробормотал Карлос.
- Надежда умирает последней, - фыркнул Нгуен, - лапы ему свяжите тросом. От этих мутантов всего можно ожидать.
Охотники засуетились, выполняя приказ, а Нгуен Гань Хо с тоской посмотрел на кусочек ярко-синего неба, обрамленного зелеными ветвями сосны. Спокойная жизнь лагеря по всем признакам подходила к концу.

@темы: Opus Novum

Liber Memorialis

главная